Илья Безделев о карьере в IT

Ситуация на работе. Шесть человек (разработка, UX, продакт) встретились на видеозвонке сделать финальный разбор дизайна для фичи. В какой-то момент один из разработчиков задаёт вопрос, на который нет однозначного ответа, дизайнер начинает отвечать, остальные начинают накидывать идеи и дополнительные вопросы.

Митинг превращается в хаос.

Люди не соглашаются и используют разную терминологию, чтобы описать одно и то же. Видеозвонок усугубляет ситуацию тем, что у всех шестерых есть небольшая задержка и люди невольно перебивают и говорят поверх друг друга. Повышаются голоса, так как каждый хочет, чтобы в этой вакханалии его услышали. Эквивалент в офисном пространстве — ожесточённый спор у белой доски, когда люди отбирают друг у друга маркеры, ох, как я скучаю по таким…

Что делать?

Для начала — принять, что в таком формате ничего не решится. Когда на кухне шесть поваров, не получится даже нормально пожарить яичницу.

  1. Можно просто остановить дебаты, назначить одного-двух людей ответственными за решение и отправить их решать эту задачу вне группового митинга. Если кто-то ещё хочет поделиться своими мыслями, они могут изложить их в чате. Ответственные учтут эти идеи и рекомендации, но, в конечном счёте, они отвечают за решение и сами выберут, что важно, а что нет.

  2. Можно на ходу предложить структуру, которая поможет принять решение. Кто-то должен взять на себя инициативу и нарисовать на доске или общем документе ментальную модель обсуждаемого. Хорошо работают матрицы, диаграммы, деревья (их, кажется, принято называть майндмапами) или элементарно списки. Каждая проблема требует своего подхода, выбирайте механизмы, которые работают. Будьте готовы к тому, что вас закидают гнилыми помидорами, но также будте готовы к тому, что вы поможете команде выбраться из ямы. Это называется «ответственность».

Конкретно в моей ситуации я наблюдал за происходящим и пытался на ходу решить остановить митинг или попробовать решить проблему на ходу. Мне было очень интересно, что будет, если ничего не сделать. Был небольшой шанс, что проблема решится сама собой, но я в это слабо верил.

И вот дизайнер спросил меня, что я думаю. Стоит отметить, что в этой ситуации у меня «позиция власти», то есть решение в конечном счёте лежит на мне (мета-поинт — power dynamics имеет значение и полезно объективно оценивать свою позицию относительно других). Обычно я стараюсь не прибегать к тому, чтобы говорить людям, что делать. Всегда лучше, если люди примут решение сами, а я вмешаюсь только, если мне есть что добавить или чтобы помочь направить команду в нужном направлении.

Как говорил кто-то великий — «дети перестают учиться, когда их начинают учить». Это касается не только детей.

Мой ответ группе был такой — «я думаю, что это обсуждение дисфункционально и мы ни к чему не придём в таком ключе, нам нужна структура для принятия решения, например, матрица состояний пользовательского интерфейса», после чего я выслушиваю тираду от старшего инженера, почему нам не нужна матрица. И они продолжают дальше вариться в собственном соку.

Слушая их, мне стало ясно, где лежит недопонимание. В двух словах, затык был в том, что в проблеме было слишком много подвижных частей. Чтобы помочь команде, я создал в общем документе структуру, которая а) дала определение всем терминам и описала взаимосвязи между ними, чтобы все участники говорили об одном и том же одними и теми же словами, б) сгруппировала все возможные состояния пользовательского интерфейса в матрицу.

Потом я снова перебил группу, расшарил экран и медленно разжевал свою рекомендацию в виде структуры. После буквально одного-двух уточняющих вопросов спор был закончен, мы приняли решение и пошли воплощать его в дизайне.

Чтобы понять почему так, стоит окунуться в воспитание детей. Даже самые непослушные и свободолюбивые отпрыски ценят структуру. Игры играми, а обед и сон по расписанию.

Так же и взрослые, которые могут спорить с пеной у рта как будто от этого зависит их жизнь, но с радостью примут чью-то структуру, если это поможет им принять решение более эффективно и избежать порожняка бесструктурных обсуждений по зуму.

Пошаговый алгоритм:

  1. Абстрагироваться от спора и мнений. Задать себе вопрос «что важно пользователю?»
  2. Создать структуру, которая помогает пошагово, линейно оценить ситуацию.
  3. Попросить всех замолчать и линейно провести команду по линии своих мыслей, медленно, методично, используя структуру. Следить за лицами, чтобы отслеживать признаки недопонимания. Не дожидаясь вопросов, повторить ключевые моменты.
  4. Идеально, если кто-то из толпы скажет «так подожди, давай я повторю, чтобы убедиться, что я правильно понял(а)». Тогда а) ты убеждаешься, что хотя бы этот человек понял и б) остальные слушают объяснение повторно. Если по объяснению понятно, что человек понял не так, то возвращайся к пункту 3 и постарайся объяснить более доходчиво.

Мета-поинт номер 2 — коммуникация в разработке продуктов экспоненциально сложнее, чем техническая работа.


Внимание! Читая дальше, вы соглашаетесь с риском надолго залипнуть.

Началось всё с того, что я взял незаблокированный телефон за экран и потом обнаружил, что в spotlight поиск айфона забилось много букв “ееееее” и среди предложений от Siri была ссылка на GitHub…

Любопытство взяло верх и выяснилось, что e30e/e98e — репозиторий на гитхабе, название которого состоит из 100 букв “e”. Интригующий Readme этого репозитория целиком состоит из буквы “e”, напечатанной бесконечное количество раз. А в коде несколько десятков файлов с программами, печатающими букву “e” на разных языках программирования. Мои олдскулы прослезились, глядя на e.pas и e.asm, написанные, соответственно, на Паскале и Ассемблере.

Я не мог этого просто так оставить и сделал небольшой ресерч. Репозиторий создала сотрудница Amazon и ветеран open-source Iliana Etaoin, очевидно, от нех.р делать. Прикол был в том, чтобы использовать максимальное количество символов в имени организации и названии репо. Но потом PR#53 добавил несколько файлов программ, печатающих “e” на разных языках программирования… И понеслась.

Репо вырос в популярности, алгоритмы стали его рекомендовать на главной странице Гитхаба и случилась незадача. Длинное название без пробелов сломало гитхабовский интерфейс, а заодно и емейл рассылку. Саппорт гитхаба заблокировал репозиторий и вообще вёл себя не очень красиво, учитывая, что проблема была на их стороне. И особенно учитывая популярность репо. На настоящий момент в репозитории 415 коммитов от 138 контрибуторов и 8.8k звёзд.

В конце 2018 года Илиана задолбалась бодаться с гитхабом и сделала репозиторий read-only, о чём написала у себя в блоге. Репозиторий не удалили, похоже, Гитхаб всё же пофиксили проблему вместо того, чтобы удалять популярный арт проект.

Вот такая занимательная антропология.


Статьи

Running DOS Apps on Windows

Очень длинная статья (часа на два чтения) про то, как в разных версиях Windows поддерживались приложения DOS. Целиком статью советую читать только тем, кому интересны детали.

Краткая выжимка того, что было интересно мне:

  • Одна из инноваций Microsoft была в том, что они создали виртуальные машины для DOS-программ, которые позволяли перехватывать попытки программ писать напрямую в видеопамять и порты, что вызывало падение всей операционки.
  • Было интересно проследить на примерах насколько Microsoft прошаренные с точки зрения обратной совместимости. Они действительно лезли из кожи вон, чтобы каждое следующее поколение ОС поддерживало самые старые приложения.

From Windows 1 to Windows 10: 29 years of Windows evolution

Набор скриншотов и краткого описания инноваций в различных версиях Windows.

Интересные моменты:

  • Word/Excel появились в Windows 2 (1987 год)
  • Одна из причин массовой популярности Windows 3.1 (1992) в том, что в ней появились шрифты True Type
  • В Windows 95 появилась технология plug & play, что напомнило об этом смешном ролике
  • Windows 98 принесла с собой расширенную поддержку USB, что помогло популяризовать стандарт
  • Windows ME прошла мимо всех вообще, а не только мимо меня и моих друзей
  • В Windows 2000 появилась гибернация. Я помню, как это было круто не ждать полной загрузки.
  • Windows XP поддерживали аж 13 лет (!), но она была кривая с точки зрения безопасности и создала целое поколение вин-хакеров.
  • В Windows 8 убрали кнопку Пуск, выхватили говна и добавили её обратно в Windows 8.1.

Подкасты

Доктор Peter A. McCollough на подкасте Joe Rogan

Человек с огромными достижениями в медицине 2.5 часа рассказывает про то, что происходит сейчас в мире. Я не буду пересказывать, мой канал не об этом, но я всё равно хотел поделиться.

Было интересно про то, что он называет коллективным психозом (mass psychosis):

  • Сначала у людей нужно забрать то, что для них важно
  • Потом их нужно изолировать
  • Постоянно нагнетать страх
  • В какой-то момент предложить единственное решение, которое должно быть принято от людей в позиции власти.

Книги

The Sandman (Нил Гейман)

Дочитал 9й том, где Морфеус умирает и 10й, где его хоронят. На этом, собственно, заканчивается история повелителя мира вещей, которых нет, не было и не будет — мира снов.

Я читал всего Сэндмена более года и это единственная серия книг, которую я прочитал полностью. Благодаря ей, думаю, я смог немного соприкоснуться со смертью, через истории. Если среди вас есть фанаты Сэндмена, напишите что-нибудь в комментарии.


В Штатах можно самому выбрать, что у тебя написано на номере. Это называется vanity plate. Ходил думал какой номер выбрать и вспомнился Doom с его чит-кодами. Потянуло на глубокое.

“Hacker”

IDDQD — “god mode”. Не доступен никому. Мы все умрём, так устроена жизнь. Кто-то играет в жизнь как-будто у них IDDQD и попадает на встречу с боссом быстрее других. Зато они пожили в стиле live fast, die young.

IDKFA — в Думе этот код даёт все ключи, оружие и боеприпасы. Применительно к жизни этот код, скорее, потенциал. У каждого есть внутри ключики и оружие, чтобы покорить мир. Путь к коду лежит через духовное развитие. Внешние двери открываются через ключ к себе.

IDCLIP — способность проходить сквозь стены. Это что-то вроде врождённого навыка эмпатии и способности строить глубокие отношения с людьми. С такими скиллами в мире нет преград.

Для меня лично остаётся IDKFA. Пожалуй, такой номер и посмотрю, когда придёт пора продления регистрации.

На фото номер моего врача-натуропата. Она была хакером до того, как это стало модно.


Регулярно убеждаюсь, что фрустрация — неотъемлемая часть высокого заработка.

Думаю, все читали истории предпринимателей, музыкантов и других профессионалов, которые проходили через длинные периоды, когда ничего не получается. Стресс, падения, выворот себя наизнанку и в качестве награды за всё это мучение — развод и ранняя смерть. Шутка… ну почти. В качестве награды те, кто выжил, чтобы описать свой опыт, получали успех и несметные богатства.

Необязательно быть Илоном Маском, у которого взрывается третья ракета подряд. Необязательно быть группой Металлика, играющей концерт для одного человека где-то в американских е..нях. Необязательно быть Пикассо, разрывающим на куски неудавшуюся картину.

Достаточно быть программистом, который третий день не может отловить е.учий баг в коде. Или продакт менеджером, работающим несколько недель над презентацией для руководства. Или дизайнером, который никак не может сделать интерфейс чуть проще и удовлетворить ожиданиям стейкхолдеров.

Фрустрация в таких моментах — опыт не самый приятный. Хочется бросить всё к чертям, уволиться и заниматься чем-то таким, чтобы делать это играючи.

Однако, если ты делаешь что-то играючи, то за исключением редких случаев, ты делаешь что-то простое, чему можно научить и других людей. Навал Равикант в своём подкасте “How to get rich” разделяет “общие” и “специфические” знания.

Если тому, что ты делаешь, можно научить других и показать им, как это делать — это общее знание и у тебя нет конкурентного преимущества. Если ты не можешь толком описать, что ты делаешь, каждый твой день не похож на предыдущий и твои знания можно получить только через практический опыт — это специфические знания и у тебя есть преимущество, если людям нужно то, что ты делаешь.

Фрустрация — это признак того, что ты делаешь что-то сложное. Сталкиваешься с проблемой, для решения которой нужны специфические знания и опыт. Проходя через фрустрацию, ты получаешь эти знания и апгрейдишь свою уникальность, экспертность, назови как хочешь. Становишься круче.

И плюсом получаешь закалку в виде стрессоустойчивости и упёртости, которые являются главным индикатором успеха, если верить госпоже Дакворт, автору книги “Grit”.

Учишься бегать болезненные спринты в рамках не менее болезненных марафонов и, если это тебя не убивает, то делает сильнее.


Статьи

How Figma’s multiplayer technology works

Статья CTO Фигмы Evan Wallace о том, как они разрабатывали механизм одновременного редактирования файлов несколькими пользователями. Статья достаточно высокоуровневая и интересна, в первую очередь, для общего развития. Наиболее интересным мне показалась та часть, где Эван рассказывает как они решали вопрос разрешения конфликтов между изменениями, которые пользователи сделали оффлайн без соединения с сервером.

Подкасты

На этой неделе я много ездил один на машине и погрузился в мысли Навала Равиканта вместе с самим Навалом.

How to get rich - Naval Ravikant

Я впервые слушал этот 3.5-часовой подкаст инвестора и предпринимателя Навала Равиканта 2 года назад и переслушал на этой неделе. Навал рассказывает о своих принципах ведения бизнеса, которые применимы ко всем отраслям. Он говорит о долгосрочных отношениях, теории игр, эффекте рычага и 4 типах удачи.

На сайте Навала (по ссылке) есть полный транскрипт этого эпизода, который я уже закинул себе на Kindle и буду внимательно читать и изучать, чтобы поразмыслить над нюансами, которые мог пропустить в аудио.

Joe Rogan Experience 1309 - Naval Ravikant

Ещё два часа Навала на подкасте Джо Рогана, где первые полчаса они говорят о тех же темах, которые Навал затронул в своём эпизоде. Остальные полчаса они говорят на темы политики, политкорректности, макроэкономических трендов и поисков счастья.

Интересные мысли о том, насколько политизирована Кремниевая Долина и насколько там нельзя быть радикально другим в политических убеждениях (я это вижу на меньшем масштабе и у себе на работе, есть темы, в обсуждении которых я перестал участвовать). Также было интересно посмотреть на Навала на видео. По голосу я представлял его себе совсем другим.

Книги

На этой неделе я активно читал две книги, но ни одну не закончил. Это список “in progress / now playing”.

Непобедимое солнце

Дослушал-таки «Непобедимое солнце» Пелевина. Начал слушать больше года назад по рекомендации товарища и постоянно что-то меня сбивало. Я люблю слушать художественную литературу для расслабления, а с Пелевиным расслабиться не получается. Я как-то писал, что если бы Пелевин был рэппером, он был бы Оксимироном. Для полноценного понимания книг Пелевина нужно быть в теме трендов, эзотерики и истории, поэтому эта книга расслабиться не даёт. Включалось сопротивление и я отвлекался на другие книги, откладывая Солнце в долгий ящик.

Первые несколько часов книги приходилось распутывать узелки трендов и эзотерики, а потом потихоньку затянуло в сюжет и пошло как по маслу. Было даже интересно. Последние 3 часа дослушал во время езды по ночному хайвею на скорости 90 миль в час. Норм чтиво, чтобы не уснуть, держит в напряжении получше кофе.

Концовкой оказался немного разочарован. Она какая-то слишком быстрая и неоригинальная на моей взгляд. Без изюминки. На очереди «Тайные виды на гору Фудзи».

Девятый том комиксов The Sandman Нила Геймана

Начал читать в самолёте и так увлёкся, что в итоге сильно не выспался. Гейман умеет захватывать внимание читателя настолько, что хочется без конца переворачивать страницы, не смыкая слипающихся глаз.


На третьем эпизоде подкаста мой друг Андрей Вишленков сказал:

В 90х, а тем более в 80х, айтишники были энтузиастами, чьи скиллы не были никак применимы в реальном мире. Какие-то чудики вроде авиамоделистов.

Мне было очень смешно, потому что помню, как смотрел на авиамоделистов в детстве и не понимал зачем они это делают. Даже сам ходил в подобный кружок, который бросил из-за отсутствия мотивации. Ну а потратить два часа, чтобы перепечатать из мануала бесполезную программу на бейсике, играющую мелодию на спикере советского клона компьютера ZX Spectrum — это, конечно же, совсем другое дело!

Об этом и пойдёт речь, но для начала процитирую ещё одну мысль Андрея, которая заставила задуматься:

Это не мы пришли в будущее, а обычный обыватель пришёл в то настоящее, в котором мы, ранние компьютерщики, жили с детства.

Ведь так и есть. В 1990х мы были увлечёнными подростками, творящими какую-то магию. Бухгалтеры средних лет на папиной работе с благоговением офигевали от того, как мы ловким толчком задвигали CD-ROM с инсталлятором Windows 95 и за час переустанавливали опрокинутую вирусами винду. А одноклассники, ничего не сведущие в компьютерах, со стеклянными глазами наблюдали, как мы выставляем прерывания (IRQ) в игре, в которой они никак не могли настроить звук.

Но всего остального они не понимали.

Они не понимали в чём прикол разобраться как на жёстком диске вставляются джамперы, чтобы сделать один диск мастером, а другой — неполиткорректным slave-ом. Они не понимали кайф от файлов mp3 и скинов Winamp, которые мы носили на жёстких дисках в антистатичных пакетиках во внутреннем кармане пуховика, переживая о том, как бы не поскользнуться на гололёде и не расхлестать “винт” об землю. Всегда был риск, что диск отожмут какие-нибудь гопники в подворотне, но даже страх местной гопоты не мог побороть тягу к обмену информацией.

В те годы термина “айти” не существовало или, по крайней мере, он не был в обиходе. Была информатика, кибернетика, автоматизация, системы управления… Мы были просто “компьютерщиками” и “работали на компьютере”. Точнее, люди вокруг думали, что мы работаем, а нам это было просто по кайфу.

Через какое-то время определённый уровень компьютерного задротства стал минимальной квалификацией для устройства на работу. “Умею работать на компьютере” ушло в прошлое, эта фраза стала такой же нелепой как “умею читать”. А последние годы, когда айти стало самой высокооплачиваемой индустрией, быть “компьютерщиком” стало ещё и модно.

Какая-то часть меня немного ностальгирует по тому времени, когда компьютерщиков было очень мало. Когда мы разбирались в компьютерах лучше абсолютного большинства людей вокруг. Когда мы могли творить магию и быть этакими богами.

Но мы, при этом, не “божили”. Несмотря на то, что мы знали в сравнении с простыми обывателями невероятно много, мы понимали насколько мало мы на самом деле знаем, и это поддерживало в нас некую интеллектуальную скромность. Мы просто увлечённо делали то, что нам нравилось, прокладывая путь через неизвестность. Без интернета, по книжкам, по документации, а зачастую просто методом ненаучного тыка, наобум. Информации было так мало, что мы были вынуждены учиться друг и друга и обмениваться знаниями. Думаю, нам повезло, что этот период выпал на школу и огромное количество свободного времени.

Хотел написать, что вместо того, чтобы бухать по подворотням, мы занимались компьютерами, но спешу разочаровать родителей. Мы успевали и то, и другое. Просто бухали чаще дома, за прохождением какой-нибудь очередной игры или куском неработающего кода. Вообще, почти все ранние айтишники, кого я знаю, были теми ещё алкашами. И многие были склонны к интроверсии и слушали тяжёлую музыку в наушниках, глядя через дебаггер на очередную неработающую программу. Профдеформированы с детства, так сказать.

Сейчас, когда в наш мир пришёл простой обыватель, кто-то по интересу, кто-то в погоне за трендом и деньгами, индустрия потеряла былой шарм эксклюзивности.

Но интеллектуальная скромность никуда не делась. С каждым годом мы знаем всё больше и больше в абсолютном выражении, но меньше и меньше в процентном соотношении от всех существующих знаний. Доступные знания растут нечеловеческими темпами, во многом, благодаря тому, что мир компьютерщиков стал мейнстримом, нас стало очень много, информация везде, даже не нужно учиться в ВУЗе - в свободном доступе есть всё необходимое практически для любого проекта. Копи-пейсть-не-хочу.

На этом я, пожалуй, хочу закончить свои “ща настрочу пару параграфов для поста и пойду спать…” и поприветствовать всех “войтишников”, которые дочитали до конца. Вы входите в удивительный мир с очень короткой историей и с огромным потенциалом. У вас очень сложная задача - найти как использовать всю доступную информацию и найти свою нишу.

Ваша ситуация - обратная той, что была у нас 20 лет назад, когда проблема была в недостатке знаний. Мы даже не думали специализироваться, а просто бросались на всё, что было. Были универсалами.

Поэтому если кто-то “взрослый” просит вас, крутого Java программиста или гуру машинного обучения, настроить принтер, то можете смело винить наше поколение, которое без зазрения совести занималось программированием по ночам и установкой драйверов на компьютерах “ламеров” днём, причём, за весьма неплохие деньги.


Когда берёшь в аренду автомобиль, ты должен проверить повреждения. Договор такой, что все повреждения, не отмеченные в системе до выезда из гаража службы проката — твоя ответственность.

Я взял в аренду машину и спустя несколько часов обнаружил пробоину на решетке радиатора. Её было едва видно даже при дневном свете (см. фото), а в полумраке парковки службы проката я бы не заметил даже если бы искал.

Повреждение на решетке
Повреждение на решетке

Возникла дилемма — сказать им об этом сейчас или сдать машину как есть, авось не заметят?

После мучительных размышлений и взвешивания за и против, я решил, что я прав и бояться мне нечего. Я знаю, что не ломал решетку. В худшем случае они поведут себя как му.аки и моей страховке придётся покрыть повреждения. А они потеряют регулярного клиента.

Написал им емейл, где объяснил, что ничего не было видно в сумраке их гаража. Они приняли это повреждение как существующее до моего договора. Вопрос решён по справедливости и без лишних нервов.

Емейл в службу аренды
Емейл в службу аренды

В емейле я использовал приём «не просить, а утверждать». Я не просил их рассмотреть эту проблему или сказать, что делать. Я по сути дал им вежливое указание зарегистрировать это повреждение с позиции, что правда на моей стороне и это не обсуждается. Попытки оспорить ситуацию с их стороны выглядели бы как уличение меня во лжи, что автоматически создало бы неудобную ситуацию в отношениях в бизнесе, где большую роль играют повторные покупки.

Этот приём с «указаниями» работает, когда ты находишься в позиции правоты, а другая сторона находится в позиции некой власти над ситуацией. Естественно, он работает не всегда, но он повышает шанс на разрешение ситуации в твою пользу.

А вы бы как поступили на моём месте?


Как абсолютное большинство людей, я люблю захватывающие истории интересных людей, рассказанных по всем канонам сторителлинга, когда ты переворачиваешь страницы и никак не можешь оторваться от книги.

В английском для этого даже есть название “page turners” — так называют книги, которые ты читаешь до 4 утра лишь бы узнать умрёт в итоге Настасья Филипповна или нет (спойлер — умрёт).

Так уж мы, люди, устроены, что истории нас очень сильно трогают. Отцы и матери испокон веков рассказывали у костра предания своим сыновьям и дочерям. На историях строились племена и цивилизации. Без историй невозможно управлять людьми. Поэтому те, кто умеет хорошо рассказывать, обретают власть. А “рационалы”, не умеющие рассказывать сказки, могут считать, что это незаслуженно.

Истории — это наше человеческое всё.

Авторы давно раскусили схему, по которой строятся увлекательные истории. Сначала идёт подготовка контекста, потом накал страстей, пик страстей, называемый в английском климаксом, утихание страстей и заключение.

Авторы бизнес-книг тоже давно поняли эту тему. Замечали, что современные бизнес-книги либо адски скучные, либо на 300 страниц до тошноты растягивают одну и ту же концепцию в виде разных историй?

“Разве нельзя было вместо 300 страниц написать блог-пост со списком того, что надо делать?” — спросят рационалы? Вот они-то и пишут скучнейшие книги с фактами и результатами исследований, которые я бы назвал “anti page turner” или “page closer, never again opener”. Потому что это так не работает. Людям нужны не факты, не данные, не сухой текст, а человеческая история, которая сподвигает их на действие.

Вспомните когда в последний раз вы читали книгу, которая вас так увлекла, что вы не могли оторваться? Представляли себя персонажем из этой книги?

Признаюсь, я не очень люблю бизнес-литературу, в которой повторяется одно да потому на 300 страницах, но и списки с фактами тоже считаю бесполезными. Мои любимые нехудожественные книги — это (авто)биографии интересных людей. Читая биографии, я иногда проникаюсь к герою настолько, что какое-то время не могу разделить себя и его, а когда книга заканчивается, то становится грустно.

Иногда это даёт интересный эффект, особенно, когда герой — женщина. В частности автобиография Asa Akira произвела на меня очень сильное впечатление. Книга попала в мои руки случайно, по рекомендации. Её было некомфортно читать, но я как-то втянулся. У госпожи Акиры очень древняя профессия с уклоном в медиа-бизнес. Картинку я, пожалуй, сюда вставлять не буду от греха подальше.

Но обычно истории заходят мне в менее драматичной форме.

Помню как ехал на работу по трассе в Дубае, едва следя за дорогой, и слушал “Losing my virginity”, автобиографию Ричарда Брэнсона. Помимо истории продюсирования Sex Pistols, ночи в тюрьме за контрабанду и создания лэйбла Virgin Records, книга детально описывает битву между Virgin Atlantic и British Airways за места в аэропорту Лондона. Слоганом Брэнсона была фраза “screw the bastards!”, которая неоднократно повторялась в книге как призыв к битве, а в конце (спойлер), когда Брэнсон побеждает в суде, screw the bastards становится этаким победным гимном.

Я ехал в машине и орал “SCREW THE BASTARDS” в руль машины. Как будто на концерт сходил, только вместо музыки — бизнес-история. Прошло 12 лет, а я до сих пор иногда говорю себе под нос эту фразу.

Вывод здесь в том, что я очень хорошо умею жить не своей жизнью a.k.a. погружаться в чужую историю и проживать её вместе с героем. А потом использовать инструменты этого человека в своей жизни и работе так, как будто уже проживал этот опыт прежде.

И вы тоже можете прожить много чужих жизней и набраться из них опыта, просто позвольте себе погрузиться и стать на несколько часов кем-то другим.

В следующем посте поделюсь своими любимыми (авто)биографиями.


Мне всегда сложно давалось запоминание информации…

Если быть точнее, то сложности всегда возникали при дословном запоминании a.k.a. зазубривании. Да, я мог оттарабанить стих, чтобы тут же его забыть, получив заветную пятёрку. Но всё было значительно сложнее с другими предметами, где было два пути: 1) глубоко понять и интернализировать знания либо 2) зазубрить без особого понимания.

Глубоко понимать залежи природных ископаемых, тычинки-пестики и законы Ома я особо не хотел, а зазубривание не давалось почти никак. Поэтому то, что было интересно при изучении, на контрольных писал сам, а остальное списывал. Вызовы к доске были адом, потому что нужно было ориентироваться на ходу в том, что едва знаешь, перед всем классом.

Я задумался об этом, когда слушал легендарную книгу бывшего СЕО Intel Энди Гроува “High Output Management”. На скорости 1.5х информация влетала в одно ухо и вылетала из другого. Я прослушал её за четыре поездки на машине, не делая никаких пометок и, как обычно, периодически отвлекался от книги на что-то другое.

Я спросил себя: “В этой книге нет почти ничего, чего я бы уже не знал или не применял. Зачем я её слушаю? Какие инсайты я вынес?”

И это было своего рода откровением.

После прослушивания или прочтения какой-либо книги я обычно затрудняюсь сформулировать, что именно я вынес для себя. Исключение составляют технические книги, где я получаю новый навык. Но большинство нехудожественной литературы, которую я читаю — это бизнес-книги и биографии, которые построены на историях реальных людей. Слушая истории, иногда возникают инсайты, которые тут же (вроде как) забываются под потоком следующих предложений.

Более простой вопрос, который вытек из первого — стоит ли читать/слушать много книг, если даже не делаешь заметки и не можешь сказать, что для себя вынес? Есть ли от этого польза?

Ответ на этот вопрос пришёл пару дней назад, когда я слушал презентацию на работе, и, услышав мысль про связь между властью и эмпатией (мини-пост об этом есть в телеграм-канале), сразу вспомнил слова из другого источника, которые говорили о том же самом. Никаких заметок у меня не было, всё это хранилось где-то в голове и ждало запроса, я даже не сразу смог вспомнить источник.

Мы все, наверное, слышали про то, что всё, что поступает в наш мозг, хранится там вечно. Не смогу подтвердить это исследованиями (да и зачем?), но, приняв на веру, что так и есть, можно сделать вывод: читать много полезной информации — это в целом хорошо, но только при условии, что ты умеешь извлекать информацию из мозгохранилища. Эта способность явно отличается от человека к человеку.

Я как-то писал в сторис, что помню всё. Конечно, я немного преувеличил. Я помню не всё, а почти всё.

И не в том смысле, в котором можно помнить, где находятся залежи руды в Зимбабве или кто убил кого в сражении 1317 года под Полтавой. Я не очень хорошо помню факты, но помню концепции, которые помогают быстро притянуть факты при необходимости.

Я собрал список привычек, которые помогают мне эффективно усваивать и использовать информацию.

1) Мета-мышление

Во время чтения я хватаюсь за серьёзные (для меня лично) инсайты, такие, где я интуитивно чувствую, что моя парадигма мышления немного сдвигается. В такие моменты я могу остановить аудио или закрыть книгу и просто думать. Как правило, это мысли, которые написаны между строк, а не изложены в явном виде. Внезапные озарения.

Например, в упомянутой выше книге Гроув говорит о разных типах митингов, которые помогают эффективно управлять процессами в Intel. Слушая его, мне всё было понятно — я видел все эти процессы в других компаниях. Но меня сразило то, о чём я никогда раньше не задумывался.

Гроув так классно объяснял назначение всех этих митингов, что мне самому захотелось на них поприсутствовать. Возник диссонанс с реалией, что почти все из нас, работающие в больших компаниях, не любят большие митинги. Приходя в эти компании, сотрудники просто принимают их как должное, особенно, те митинги, которые спускают сверху вниз, на которых мы должны быть, но не можем повлиять напрямую. Высокооплачиваемые посиделки на душевысасывающих еженедельных митингах могут ощущаться как пустая трата жизни.

А что если бы руководство рационально объясняло всем зачем нужен тот или иной митинг или процесс и как именно он поддерживает то, что не видно тебе с твоего места в организации? Люди не любят бессмысленные занятия и, дав им смысл, руководство может повысить вовлечённость в то, что многие считают ненужным.

Проблема здесь в том, что организации часто подходят к процессам “органично”, то есть бездумно, поэтому некоторые митинги объяснению и рационализации не поддадутся. Они просто есть, чтобы быть. Этакий корпоративный буддизм.

Но я отвлёкся. Повторю, что мета-мышление заключается в постоянном анализе мыслей между строк, в поиске инсайтов, которые не лежат на поверхности.

2) Чтение похожей литературы

Многое из того, что я читаю, описывает одни и те же вещи с разных углов. Взять, например, бизнес-биографии. А конкретно — биографии Стива Джобса. Я читал биографию, написанную Уолтером Айзексоном (книга супер!), книгу Creative Selection про эппловские процессы дизайна, книгу The Innovation Secrets of Steve Jobs когда-то давно, смотрел презентации самого Джобса и читал бесконечное количество статей про Apple.

Я предпочитаю не перечитывать одни и те же книги за исключением супер-глубоких вроде “Дзен и искусство ухода за мотоциклом”, а искать смежную информацию. Тогда новая информация заходит поверх уже сохранившейся, триггерит воспоминания и заставляет думать в другом ключе. Новая информация обогащает старую с другого ракурса, плюс она ответвляется в сторону и даёт новые идеи из других областей, по которым я потом тоже читаю книги.

Например, я как-то смотрел презентацию Вернера Фогелса, СТО Амазона, про контейнеризацию приложений и он упомянул книгу “Box” про контейнерные грузоперевозки. Я сразу же её купил и прочитал. В индустрии морских грузоперевозок и технологиями упаковки микросервисов оказалось много общего.

Можно было просто прочитать книгу про технологию контейнеризации Docker, но концептуально книга про логистику дала мне намного бОльшее понимание мира и создало дополнительный фундамент в форме истории одной индустрии, после чего я прочитал ещё пару похожих книг — про электросети (The Grid) и пластик (Plastic: A toxic love story).

Поверх предыдущих знаний по стратегии и фреймворков вроде Five Forces Портера книги по истории индустрий ложатся как по маслу, потому что, во-первых, всё становится понятнее даже на скорости аудио 1.5х, а, во-вторых, не отвлекаешься на базовые вещи и продолжаешь искать инсайты между строк.

Вся информация строится поверх существующей и полезно развивать фундамент для того, чтобы лучше понимать устройство мира, а так же легче воспринимать новые знания.

Мне сложно вспомнить информацию, которая была бы абсолютно новой для меня. Пожалуй, последний раз, когда я шёл во что-то реально для себя новое — это когда я начал заниматься музыкой в 16 лет. Музыкальная теория была совершенно не связана ни с чем, что я знал до этого. Разве что кроме математики, но это сравнение немного притянуто за уши.

3) Я читаю только то, что мне интересно

Я не читаю книги, которые мне неинтересны, неинтересно написаны или неинтересно звучат в аудио. Думаю, в моей коллекции минимум 20-30 книг, которые я купил, но не дочитал или даже не начал. Плюс бесчисленное количество книг, которые я вернул в библиотеку неоткрытыми.

Как говорит Мари Кондо в искусстве японской уборки “Непрочитанная книга уже сыграла свою роль в вашей жизни. Она показала, что она вам не нужна.” Это глубокая мысль. Остановитесь и подумайте над ней.

Мне так же запомнились слова Нассима Николаса Талеба (я читал все его труды), который говорил о том, что он одновременно читает несколько книг и, как только ему становится скучно, переключается на другую. Я так делал и до Талеба, но его слова дали мне некое одобрение и ощущение собственной адекватности. Я тоже читаю по 4-5 книг за раз (одна-две художки, одна бизнес, одна духовная, одна техническая), хотя последнее время стараюсь сократить до 2-3, чтобы дочитывать быстрее и не терять нить повествования.

Моя ничем не подтверждённая гипотеза — при отсутствии интереса отключается мета-мышление и ты перестаёшь анализировать прочитанное. Тогда информация заходит в первозданном виде, то есть в том виде, в котором её создал автор — со своим собственным контекстом, со своей ментальной моделью. Чтобы информация усвоилась, она должна лечь на твою ментальную модель, а для этого её нужно немного “помассажировать”.

4) Заметки

Я не делаю заметки, предпочитая держать информацию в голове. Когда делаю заметки, то память освобождается, но это не то, что мне нужно. Я не хочу освобождать её от инсайтов, а наоборот дать им там повариться, чтобы сформировались нейронные связи. Тогда они будут долго храниться и использоваться тогда, когда мне нужно.

В какой-то момент я про них “забуду”, потому что они станут частью меня. Они будут сами манифестировать себя в делах, без усилий, из подсознания. Это то, о чём пишет Джош Вайцкин и самурай Ягью Муненори“чтобы что-то по-настоящему помнить, нужно это забыть”. Концептуально это работает так же как мышечная память, только с идеями и ментальными моделями.

Возвращаясь к заметкам — процесс написания заметки “выгружает” инфу на другой носитель, который в нужный момент будет пылиться где-то на полке, местонахождение которой ты давно потерял. Мне так не подходит. Мне нужно, чтобы информация в нужный момент сама подтягивалась подсознанием. Я считаю, что инсайтам нужно дать время повариться без записи, тогда они лучше приготовятся и адаптируются под твою жизнь. Паззл встанет на своё место.

Тем не менее, думаю, что для кого-то заметки — необходимый шаг, чтобы усвоить информацию и сконвертировать её в свою ментальную модель. Поэтому никого не пытаюсь переубедить — делайте, как вам удобно. Но задумайтесь, не упрощаете ли вы себе заметками жизнь в краткосрочной перспективе в ущерб глубокому долгосрочному пониманию принципов на уровне ощущений.

Мета-поинт здесь в том, что мой опыт будет несовместим со многими читателями и это нормально. Извлекайте свои инсайты. Подключайте мета-мышление.

Когда читаю книги в тексте (в приложении Kindle или GoodNotes), то выделяю интересные фразы хайлайтером — как будто отметил строчку на бумаге жёлтым маркером. Отметил и пошёл дальше, в 99% случаев я к ним не возвращаюсь, разве что ради того, чтобы процитировать.

Однако, выделения полезны при чтении сложной, многослойной литературы, чтобы потом, после прочтения, вернуться и перечитать все хайлайты. Они служат своего рода триггером для воспоминаний и последующего анализа. Иногда полезно вернуться и перечитать инсайт, который усвоился не до конца, или когда возникает ощущение, что открывается следущий слой понимания и нужно перечитать мысль автора целиком.

С появлением детей я почти полностью перешёл на аудио и мне не хватает таких хайлайтов. Неким замещением хайлайтов служат ассоциации с местами, где я их слушаю. Иногда может совершенно случайно всплыть воспоминание и конкретное место, где я находился. Перенесясь в это место, я погружаюсь в те ощущения и вспоминаю ещё больше. Места так же служат триггером, когда проезжаешь по ним на машине и вдруг случайно вспоминаешь инсайт, который возник в этом месте во время прослушивания.

С хайлайтами, думаю, информация всё же усваивается более эффективно, но приходится идти на компромиссы. Читать одну книгу в квартал или же слушать 10-12. Поэтому читаю только то, что действительно требует концентрации либо визуального носителя (например, комиксы, книги по дизайну и глубокие философские труды), а остальное работает и в аудио.

Чтение — для глубины, аудио — для ширины.

Кстати, про лайфхак “читайте одну книгу в неделю и у вас будет огромное преимущество в понимании устройства мира”, я услышал у Уоррена Баффета, когда шёл выступать на конференцию для разработчиков Slack по Embarcadero в Сан-Франциско в 2019 году.

Ассоциация вшита в память и автоматически переносит меня в тот тёплый день, неровный серый тротуар и запах экскрементов, которым славится главный город Кремниевой Долины.


Я уже давно пришёл к тому, что если за какое-то приложение можно заплатить, то лучше заплатить и жить спокойно, чем пользоваться бесплатными продуктами, чья бизнес-модель может конфликтовать с пользовательскими интересами.

Сложно сосчитать сколько раз я обжигался на бесплатных продуктах, в том числе, своего работодателя. Google Reader и Inbox, офигенные приложения, в какой-то момент были просто похоронены заживо несмотря на многомиллионную фанатичную пользовательскую базу. Потому что.. ну вот так получилось, сорян. Не вписались в стратегию.

С социальными сетями вообще всё ясно. Ты сам и есть продукт, который они продают рекламодателям. Я бы с радостью платил фейсбуку долларов 5-10 в месяц, чтобы creepy реклама, не преследовала меня по всему интернету.

Но рекламы недостаточно…

Буквально сегодня думал о том, что мне, как владельцу бизнес-аккаунта, нужно зайти в само приложение инстаграм, чтобы посмотреть метрики. И тут такая тема… прежде чем попасть в раздел со статистикой, нужно ухитриться не нажать на красную иконку непрочитанных уведомлений.

Как только нажал — всё, трындец, потерялся на полчаса, а метрики так и не посмотрел. Зато поднял engagement своих читателей с платформой.

Когда ты платный пользователь, есть некое подобие прав, которые ты можешь качать. Когда бесплатный — ты в глазах платформы эта самая… как там Раскольников говорил?

Уже несколько дней у меня не работают сообщения в инстаграме на iOS. Могу читать папку Primary, а General доступна только с компьютера, с веб-версии, которая кривая и не показывает весь контент, который мне присылают.

Веб-версия никак не монетизируется, нет смысла её улучшать.

Ну оно ж бесплатное, что вы хотели? Можете пойти в какую-нибудь другую социальную сеть…

Например, в телеграм, который недавно проверял насколько сильно он сможет разозлить пользователей, добавив во все каналы навязчивую рекламку. Такую, что некоторые издания сделали у себя закреплённый анонс, извещающий читателей, что они не имеют никакого отношения к рекламе крипты в своём канале.

Если совсем надоест сидеть по соц сетям, можно пойти в интернет 1.0 и почитать какую-нибудь статью, перед этим согласившись с тем, что они подложат тебе в браузер печеньку. Но это только цветочки. Ягодки начинаются, когда ты, как пловец пересекающий арктику в температуре ниже нуля, разгребаешь на своём пути волны рекламных картинок, видосов со звуком и ссылок наподобие “Вы не поверите, что у ведущего Поля Чудес нашли в усах!”

Но всех устраивает такое положение вещей. Мы достигли эквилибриума, который никому особо не нравится, но терпим.

Как поход в деревянный туалет на байкальской турбазе, где запах 10 килограмм хлорки успешно перебивает остальные запахи. Всё же лучше, чем альтернатива — лопнуть от накопленных в теле результатов конвертации органического мусора (=продуктов из магазина) в килоджоули.

В итоге мы имеем бесплатный контент, тонущий в горе мусора, компании зарабатывают деньги и способны содержать инфраструктуру, которая требуется для обслуживания людей жадных до лёгких дофаминчиков, а люди вроде гундят, но выбора себе не оставили. Потому что платить никто не хочет и вместо этого готовы и потерпеть.

Удивительно, на что человек готов пойти ради халявы. Что говорить, я и сам иногда оптимизирую маршрут на, скажем так, недешёвой машине в поисках 5% экономии на бензине или беру в магазине больше, чем мне нужно, чтобы сэкономить пару долларов.

Просто потому что так устроен и так воспитан советскими культурными ценностями. Эти нейронные связи нужно перепрошивать, сопротивляться маркетингу и создавать web 3.0, децентрализованный и платный.

А вы готовы платить мзду (точнее много разных мздов) за интернет без рекламы?


Когда я работал в Амазоне и приезжал в Россию, мне приходилось практически всем объяснять, что Амазон - не вебсайт, где можно купить книжки, а также огромный облачный бизнес, на которым держится серьёзный процент сервисов и сайтов в интернете.

Сегодня у AWS упал основной регион в Северной Вирджинии (us-east-1), в связи с чем некоторые люди не могут попасть в парки развлечения Disney, смотреть Netflix, отправить сообщения в Slack и торговать акциями и криптой в Robinhood и Coinbase (статья).

Сам я обнаружил проблему, когда мне в 10:58 утра не пришло сообщение от бота, который ежедневно отправляет мне статистику по подписчикам в инстаграме.

Бот работает на сервисе AWS Lambda. Раз в сутки срабатывает триггер на базе сервиса AWS EventBridge, отправляет сообщение в функцию на Lambda, которая делает запрос к API фейсбука и отправляет мне сообщение через API телеграма.

Попытки зайти на AWS и проверить логи закончились ошибкой 504 после бесконечно долгого ожидания загрузки страницы.

Облака сделали жизнь разработчиков намного легче - я склепал бота за пару часов, не задумываясь ни о каких серверах, безопасности и т.п. Это всё за меня сделал Амазон. Обратная сторона этой легкости - работоспособность моего сервиса зависит от Сиэтльского книжного магазина.

Это падение, далеко не первое, подчёркивает необходимость строить продакшн системы отказоустойчивыми к падению региона (cross-region redundancy) или даже целого облачного сервиса (multi-cloud).

Это нетривиальная задача, которую, тем не менее, нужно делать, чтобы не получилось так, что родители беспомощно стоят у обездвиженного турникета с плачущами детьми, которые так хотели посмотреть на Микки Мауса.


В 2014 году, будучи студентом МВА, я проходил летнюю практику (internship) в Амазоне. Из Wharton нас было чуть больше 30 человек на позициях Product и Program Manager. Примерно в середине трёхмесячной стажировки мы собрались всей толпой, чтобы обсудить как у кого идут дела и поделиться опытом.

Дела шли хорошоне у всех и, более того, был общий паттерн у тех, кому было так себе.

MBA интёрны занимаются в Амазоне тем, что исследуют какую-то сложную бизнес-задачу и в конце практики презентуют документ с анализом и рекомендациями, так называемый, “six pager” (потому что материал должен уложиться в 6 страниц). В процессе подготовки документа коллеги и руководство дают фидбек, много фидбека… Участвуя в дискуссиях, эти ребята считали, что их необоснованно гнобят, из-за чего чувствовали себя окружёнными враждебными злыднями и жутко стрессовали.

Но они кое-чего не понимали…

Да, фидбек в Амазоне может быть очень прямым. Представьте себе училку по литературе, проверяющую сочинение, которое ты считаешь венцом своего творчества… А она считает иначе и возвращает исчёрканный красным лист с тройкой за содержание и четвёркой за грамотность.

С четвёркой ты согласен, забыл про жы-шы, а вот тройбан кажется субъективным и незаслуженным. Он кажется вдвойне незаслуженным, если у учительницы психопатичные наклонности и она прямо говорит, что думает, как будто не зная, что люди так-то нежные и обладают чувствами.

Естественно, ученик расстраивается от такой несправедливости и считает училку сучк.й. Рассказывает об этом своим чувствительным друзьям и на следующих уроках они делают разные пакости, всей толпой получая тройки в конце четверти. Но в жизни так не работает. Твою жизнь обеспечивает зарплата от компании, у которой есть сформированные культурой стандарты качества и другие ожидания. Плюс немного самодурства конкретных людей.

И ты либо им соответствуешь, либо идёшь работать в другое место. И что делать?

В шестом эпизоде подкаста “Айти самурай” сениор дизайнер из Microsoft Евгений Васенёв рассказывал про то, что людям нужно учиться не только давать конструктивный фидбек, но и правильно воспринимать то, что прилетает в твою сторону. По словам Жени продукт твоего труда — это не ты сам и это не твой ребёнок.

Соответственно, когда критикуют твою работу, нужно максимально абстрагироваться и, чтобы не было желания дать по лицу за фидбек, нужно интеллектуально понять, что продукт твоего труда — это просто документ, код или дизайн. Люди смотрят на этот набор букв, инструкций или пикселей и говорят тебе какие буквы не те, какие инструкции неоптимальны и какой дизайн запутает пользователей больше, чем поможет.

Если фидбек объективен, то обижаться на того, кто помогает тебе стать лучше — признак лентяйства. Расстроиться — это нормально, но обижаться на дающего фидбек — позиция жертвы.

В других случаях фидбек субъективен. Тогда его нужно воспринимать как мнение одного конкретного человека, которое может быть обидным, особенно, если человек в позиции власти и ты с ним не согласен. Важно помнить, что фидбек даётся не тебе лично, а тому, что ты сделал.

Не ты плохой, а продукт твоего труда. Пока не научишься разделять, будешь продолжать закрываться, стрессовать и стоять на месте.

Правильные слова на такой фидбек?

“Thank you! Tell me more!”

Если вы работаете не с совсем отъявленными самодурами, вам объяснят что не так и помогут подняться на следующий уровень понимания. Люди любят делиться знаниями и отвечать на вопросы, особенно, если это направлено на достижение общей цели.

А если вам “посчастливилось” оказаться в среде, где люди не идут на конструктивный диалог, голосуйте ногами и идите работать в другое место. Но перед этим стоит задуматься, а действительно ли проблема на другой стороне или у вас в ухе банан?


Когда мне был 21 год, я работал курьером в DHL.

Так вышло неслучайно.

Я запутался и не мог определиться, что мне делать. Программирование было не к душе, несмотря на профильное образование. Свой айти бизнес потихоньку приносил доход, но не приносил никакой радости. На этом фоне я упал в глубокую эмоциональную яму и несколько месяцев прозябал на дне.

В какой-то момент стало на всё наплевать, я закончил университет и мой клиент, филиал DHL Express в Иркутске, предложил мне пойти к ним работать. Там получилась запутанная история, в результате которой я обнаружил себя за баранкой жёлтого фургончика Renault Kangoo, развозящим посылки по разным иркутским бизнесам.

Это вроде как было временно, но было стыдно, потому что впридачу к классной машинке требовалось носить неуклюжую ярко-жёлтую униформу, которая становилась ещё желтее под ярким иркутским солнцем. Приходя в офисы, где работали мои бывшие однокурсники, мне было особенно не по себе.

Когда я был ребёнком, родители не угрожали мне карьерой дворника, как многим другим. Меня стимулировали на получение образования работой на стройке после эпизода на строительстве дачи. Я помогал рабочим замешивать цементный раствор, носил кирпичи и, конечно же, очень быстро устал от тяжёлой монотонной работы. Мне сказали, что надо учиться, чтобы жить по-другому.

Но в свой 21 год я жил примерно как те рабочие на стройке. Вставал спозаранку, ехал в аэропорт забирать мешки с конвертами, сортировал их с коллегами и весь день крутил баранку. А в перерывах бегал с тяжёлыми коробками по лестницам под непонимающие взгляды однокурсников, которые знали меня, как способного чувака.

Думаю, именно в тот период у меня появилось уважение к людям, занимающимся тяжёлым физическим трудом, но суть поста не в этом.

В какой-то момент я начал искать другую работу и разговаривал с клиентами, которым завозил посылки. Были люди, которые мне нравились и было видно, что они хорошо зарабатывают. Тогда мне сделали предложение быть коммерческим представителем водочного завода. Мне очень нравился директор и зарплата была неплохая, но было одно но.

Я не смог переступить свои принципы.

Ребёнком я жил в районе, где во дворе целыми днями тусовались алкаши. Я не был готов вносить свой вклад в этот мир таким образом.


Эта история вспомнилась, когда я просматривал вопросы, которые читатели попросили осветить в подкасте про МВА. Среди них был этот:

Какой бы дал себе вопрос в свой первый день в Wharton?

Ответ пришёл моментально — будь собой и делай то, что важно для тебя, только для тебя, не оборачивайся на остальных. У их свой путь, у тебя — свой.

Девять лет спустя я снова был на перепутье и снова потерял себя, попытавшись стать тем, кем я стать не мог.

Мы периодически предаём себя и свои принципы, это всегда вопрос степени и важности тех или иных принципов в определённый момент времени. Но всегда есть какой-то фундамент, внутренний стержень, который предавать нельзя. Нельзя идти на поводу денег, на поводу славы, а, тем более, на поводу общественного мнения.

Долгожданное будущее в какой-то момент наступит и в нём уже не будет тех людей, денег и впечатлений. Они станут прошлым. А в настоящем останетесь только вы со своим погнувшимся стержнем ❤️


Мне в директ прилетел вопрос:

Здравствуйте! Полгода слежу за вами, но так и не понял чем занимаетесь). Знаю что связаны с продуктами Amazon.

Мне хочется сказать, что я в меру упитанный мужчина в самом расцвете креативных сил, занимающийся всем подряд, но всё же отвечу по существу.

Я работаю продакт менеджером в Google Maps Platform, которую проще всего объяснить на примере. Видели гугловские карты в приложениях и сайтах вроде Uber и Booking.com?

Google Maps в Booking.com
Google Maps в Booking.com

Эти компании пользуются продуктом Google Maps API, который позволяет разработчикам добавить карту в свой сайт или приложение несколькими строчками кода. Вместо того, чтобы самим создавать свою собственную карту, они используют нашу и платят нам за её использование.

Я отвечаю за:

  • Монетизацию карт в мобильных приложениях.
  • Платформу, которая позволяет пользователям создавать кастомизированные карты, соответствующие их бренду и дизайн-системе (этакий “фотошоп для карт”).
  • SDK (software development kit) для JavaScript, iOS и Android, которые нужны, чтобы добавлять карты в приложения.

Как продакт менеджер, я отвечаю за видение и стратегию развития продукта, эволюцию платформы в экосистеме Google Maps и, конечно, запуск новых фич. Я подключаюсь везде, где нужно, в частности, сейчас я много работаю с метриками и над выстраиванием процесса продаж с командами go-to-market и sales.

Это бизнес с большим количеством нулей в ежегодной выручке и моя задача — растить и трансформировать его. Мой предыдущий опыт был, в основном, связан с запуском новых продуктов с нуля и здесь у меня неплохой микс большого масштаба и работы над новым. Это динамичная индустрия и впереди очень много работы.

Перед переходом в карты я год работал над платформами для разработчиков в Google Cloud.

Возвращаясь к изначальному вопросу — да, я провёл 5 лет в Amazon, где был ко-фаундером и руководителем разработки облачного сервиса AWS Chatbot. Было весело и сложно.

Чем я занимаюсь вне работы?

  • Пилю подкаст Айти самурай
  • Делюсь мыслями на этом блоге - подписывайтесь на меня в Instagram и Telegram
  • Пилю кое-что ещё, о чём не рассказываю.

Будем знакомы :)


Был такой актёр Антон Ельчин, который снимался в фильмах Star Trek и Terminator. Он погиб в 2016 году в возрасте 27 лет по вине UX автомобиля Jeep.

Антон Ельчин
Антон Ельчин. Фото Larry Richman по лицензии CC BY-CA 2.0.

Мы подробно обсуждаем эту тему на 6-м эпизоде подкаста “Айти Самурай” с Евгением Васенёвым, но вкратце суть проблемы в том, что дизайнеры сделали переключение передач в машине “как прикольно”, а не так “как принято”. В результате такого решения люди не всегда понимали, что машина стоит не на парковочном тормозе, а на нейтральной передаче, выходили из неё, а машина сама куда-то укатывалась. Именно так погиб Ельчин — машина скатилась с пригорка и раздавила его об ворота гаража.

Дизайнеры несут ответственность перед пользователями, в том числе, за их здоровье, особенно, когда дело касается промышленного дизайна. Последствия плохого дизайна не обязательно должны быть катастрофическими, есть и более мягкие проблемы, возникающие от оригинальности мышления.

Мне никогда не нравились нестандартные задние поворотники на автомобилях, как на этой Ауди, но до вчерашнего дня я не мог сформулировать почему.

Вчера у меня была дикая головная боль, болели глаза и я ехал по ночному городу в плотном потоке. Ауди включает передо мной эти мерцающие поворотники, от чего у меня начинают адски болеть глаза и появляется лёгкая тошнота.

Тогда я вспомнил, как во время подобных приступов головной и глазной боли, мне очень сложно пользоваться экранами — элементарно от скроллинга экрана с текстом и обновления пикселей на экране начинает тошнить. С бумагой такой проблемы нет, потому что нет мерцания во время обновления содержимого (“развёртки экрана”).

То же самое происходит и с поворотниками. Стандартная частота мерцания сигналов поворота значительно реже — около полутора-двух мерцаний в секунду, в то время как “прикольные” поворотники мерцают значительно чаще, создавая эффект “долбит по глазам”. Возможно, у меня какой-то сбой в устройстве организма, из-за которой я так ощущаю мерцание, но сколько таких людей кроме меня?

И встаёт логичный вопрос — что должны приоритизировать дизайнеры в этом случае? Внешнюю красоту и “стильность” или же потенциальный эффект этой красоты на окружающих?

Я считаю, что пока такие дизайны единичны и используются только некоторыми производителями на некоторых моделях, это нормально. Но представьте, что на каждой второй машине поворотники будут мерцать различными узорами, в разные стороны — слева направо, справа налево, вверх-вниз, в форме слова х.й… Дорога превратится в буйную какофонию света, которая будет влиять на скорость восприятия и безопасность движения.

Вождение — это процесс, который преимущественно осуществляется мышечной памятью, то есть бездумно. Этому помогает стандартизация — машины в целом управляются одинаково, знаки и правила в целом одни и те же, а также есть чёткая договорённость о том, как выглядят сигналы поворота.

Стандартизация поворотников может ущемлять свободу самовыражения, но она не несёт за собой вреда для дизайнера или автопроизводителя, поэтому я считаю в данном случае стандартизацию уместной.


Думал сегодня о том, как компании вроде Гугла поддерживают культуру, которая способна справляться с неопределённостью и невероятно сложными системами.

Ответ пришёл во время собеседования. Некоторые люди просто более заточены на работу в сложной (complex) среде и в условиях, когда всё неясно. Когда не то что нужно найти ответы, а нужно найти вопросы, потому что бывают моменты, что вообще ничего не понятно. Вокруг чернота и ты должен быть источником света.

Культура поддерживается при помощи найма людей. И гипотетические продуктовые вопросы, которые задаются на таких собеседованиях, хорошо показывают способность людей взять неопределённую проблему, к которой непонятно как подступиться (вроде «сколько рейсов ежедневно вылетает из аэропортов США»), разложить её по полочкам, задать правильные вопросы, сделать правильные предположения и набросать на бумажке некое подобие структуры.

Как сказал Бадма в последнем эпизода подкаста — «Старкрафт как шахматы, если умеешь играть, значит есть мозг. Если есть мозг, значит умеешь работать».

В собеседованиях примерно так же. Если можешь взять неопределённую сложную проблему и за 20 минут её переварить и произвести на свет какой-то ответ, значит ты, скорее всего, умеешь работать в среде, где тебе не ставят задачи и даже не задают вопросы, а просто бросают в воду и показывают направление. И ты уже сам изобретаешь или транспортное средство, чтобы держаться на плаву, или насос, чтобы вычерпать воду, или фильтр для очистки воды от микроорганизмов.

В эти компании нанимают за способность мыслить на ходу, придумывать неординарные решения и делать это даже когда об этом не попросили.

Это способность или данность? Можно ли это развить?

Думаю, что развить можно всё, что угодно, но у нас разные стартовые позиции. Хорошее сравнение — это навык эмпатии. Кто-то с самого детства супер эмпатичен и чувствует других людей. Кто-то нет. Вижу это по своим детям, которые сильно отличаются по этому признаку, хотя вышли из тех же ДНК и выросли в одной среде.

Развить эмпатию можно либо интеллектуально (будет что-то вроде фейковой эмпатии), либо проработав затыки через терапию или духовные практики. Но кому-то это досталось бесплатно, а кому-то — через работу над собой и, возможно, даже боль.

Как-то читал про роль таланта в успехе. Поинт статьи был в том, что талант даёт фору, но успехов достигает тот, кто много работает. При этом тот, у кого есть талант и кто много работает, конечно же, обладает значительно бОльшими шансами на успех.

Имхо, навык работы в неопределённости можно развить через проработку страхов и отпускание контроля, потому что именно от контроля идёт ориентация на процессы и тяга к структуризации. А контроль внешней среды — проявление внутреннего страха. Чтобы внутри было хорошо, надо чтобы вокруг всё было предсказуемым.

Проблема лишь в том, что внешний мир по своей природе непредсказуем, энтропия разрушит любую структуру, которую вы создадите. Поэтому надо работать над принятием хаоса, а не пытаться его причесать под диаграммы Гантта и прочие инструменты, работающие только в теории.

Способность быстро мыслить и ориентироваться на ходу тоже, думается мне, зависит от страхов. Когда ты теряешься, не можешь сообразить, наступает блок, не можешь придумать правильные вопросы — это закрытое сознание. А сознание закрыто, потому что подсознание боится. Вдруг скажу что-то не то и меня за это порешат? Лучше даже не буду думать, чтобы обезопасить себя от ошибки.

Как-то так.


Я не могу назвать себя перфекционистом, но люблю, когда сделано качественно. Давайте разберёмся в чём разница.

Для перфекциониста качество всегда недостаточно хорошее, всегда можно сделать лучше. Хоть чуть-чуть. Ну и ещё чуть-чуть. И ещё… И ещё… Ну и всё вот совсем чуть-чуть ещё… бесконечный путь по кругам ада.

И поэтому возникает ситуация, когда продукт его труда не видит свет вообще или выходит с большим запозданием. Возможно, когда он уже и нерелевантен вовсе.

Перфекционистом движет страх быть недостаточно хорошим и из-за этого быть отвергнутым мамой или другими важными взрослыми из детства. Хоть сейчас перфекционист — уже большой дядя или тётя, но место мамы успешно занял начальник, пользователь, общественное мнение или он сам играет в маму, для которой он всё ещё недостаточно хорош.

Перфекционизм — это затык, приносящий боль. Его стоит прорабатывать с психотерапевтом.

Стремление к качеству — совсем другое. Перфекционизм нерационален, в то время как в основе стремления к качеству лежит прагматизм.

Качество может иметь объективные критерии, например, размеры зазоров в механизме. С этим всё просто. Большие — плохо, маленькие — хорошо. Классический пример объективного “качества” — продукция Apple, которая поражает идеальностью сборки. Можно было бы назвать Джобса перфекционистом, но Эппл не забывал и про сроки. Так что это — высокие стандарты качества.

Однако, качество может быть и субъективным, например, качество написанного документа, проведённой презентации или пользовательского интерфейса. Роберт Пёрсиг написал целую книгу о том, как чувак-интеллектуал слетел с катушек, пытаясь описать концепцию качества. Эта книга называется “Дзен и искусство ухода за мотоциклом”.

В субъективных случаях важно представлять себе какой-то идеал, желательно в виде метрики, которая позволяет оценить насколько твой продукт позволяет пользователю (или тебе) достигать цели.

Возьмём для примера документы с требованиями к продукту. Они могут быть написаны супер чётко, быть красиво оформленными, вся информация обоснована данными в приложениях и т.п. Обожаю читать такие документы и сам стараюсь писать именно такие.

Но недавно я написал весьма посредственный документ, за качество которого мне сначала было немного стыдно. Но документ помог всем понять куда мы идём, зачем и, собственно, он выполнил задуманную для него функцию. Его нет смысла дорабатывать дальше.

Признаюсь, мне было немного по себе оставлять после себя такой недоделанный артефакт. Но важно не забывать о своих целях (синхронизация людей в команде), переворачивать страницу и идти дальше. Когда мы шипнем крутой продукт, никто не вспомнит про документ, на котором он был основан. Результат — это то, что важно.

И это то, о чём забывают перфекционисты. Они делают работу ради работы. Качество ради качества. Результат подождёт. Деревья важнее леса.

Как с этим бороться?

Я не знаю, я ж не перфекционист, хоть меня так и называли, когда я настаивал на более высоком качестве и мои стандарты не совпадали со стандартами моего коллеги. В итоге мы больше не работаем вместе.

Интересно было бы услышать мнение тех, кто считает себя перфекционистом(кой).

  • Как вы относитесь к своему перфекционизму? Что вы чувствуете?
  • В чём сила?
  • В чём слабость?
  • Как вы преодолеваете сложности в выпуске своего продукта в жизнь?

Ответы читайте в комментариях к посту в инстаграме.


Если хотите высыпаться, нормально питаться или приобрести другие полезные привычки, читайте дальше.

У меня есть друг, который так же, как и я, постоянно не высыпается. На прошлой неделе мы провели достаточно успешный эксперимент, по итогам которого мы оба стали более осознанно подходить ко сну.

Подход основан на книге по когнитивным затыкам (кажется, Каннемана), которая описывала два действенных способа избавления от вредных привычек: 1) публичный коммитмент и 2) кружки анонимных алкоголиков.

В первом случае ты анонсируешь своё намерение семье, друзьям и коллегам и просишь их тебя поддержать. Говоришь “всё, с завтрашнего дня я перестаю есть мучное перед сном, зуб даю!” и начинаешь худеть прямо у них на глазах, потому что соскочить с такого обещания человеку, социальному существу, весьма сложно. Вероятность достижения цели повышается, если ты объявил об этом публично.

Во втором — ты регулярно собираешься с такими же зависимыми бедолагами, которые поняли что дальше так жить невозможно, и вы вместе преодолеваете свою общую проблему. Прямо как в фильмах люди садятся в круг, открыто делятся своим опытом и вдохновляются от других. Поддержка и рутина — это то, благодаря чему кружки алкоголиков, наркоманов, шопоголиков и т.п. работают.

Мы применили гибрид этих методик, чтобы начать, наконец, высыпаться. Мы пообещали друг другу ложиться спать раньше, отчитывались о прогрессе и делились своими чувствами.

Каждый день мы обменивались аудиосообщениями (он живёт в другом штате), рассказывая о том как принимали непростые решения не доделывать начатое и вместо этого идти спать. А также делились тем, как это здорово жить, когда наутро у тебя голова не сделана из чугуна, и ты живёшь более насыщенной жизнью.

Параллельно мы обсуждали вопросы здорового питания, спорта, родительства, отношения к работе, зависимости от соц сетей и т.п. Всего, что влияет на сон и качество жизни в целом. Аудиосообщения стали своего рода дневником и терапевтической практикой.

Хотите сделать что-то или, наоборот, перестать что-то делать? Вот вам рецепт.

  1. Найдите друга с такой же проблемой как у вас, который не может с ней справиться.

  2. Ежедневно отчитывайтесь друг перед другом обо всех удачах и неудачах. Честно описывайте то, что вы чувствовали в моменте, ковыряйтесь в причинах и ищите способы сделать по-другому.

  3. Поддерживайте друг друга. Очень важно не “гнобить” друга за слабоволие, а высказывать слова поддержки, делиться своим опытом и помогать распаковать причины сложностей, просто будучи благодарным слушателем.

Это работает и я вам гарантирую, что вы сможете победить то, что раньше казалось непобедимым. Но только если будете честным с самим собой и своим партнёром.


Видео на YouTube, аудиокниги и сообщения от друзей на 1.5х, а то и 2х. Между встречами ровно ноль минут, одна за другой, back-to-back. Обед за компьютером. Сон 6 часов, а то и меньше.

Успеть всё. Успеть впихнуть невпихуемое в отведённое нам время. Потребить больше информации, быстрее. Сделать больше дел, быстрее.

Для чего?

Это же очевидно. Чтобы успеть сделать ещё больше!

А что если замедлить видео или аудио до 1х? Если контент важный, то это нормально, что потребуется в полтора раза больше времени. Если жалко тратить лишние полчаса, может лучше вообще не смотреть? Действительно ли оно стоит того?

Когда вы встречаетесь с друзьями или идёте на лекцию, вы не ускоряете их речь. Это невозможно. Вы даёте им своё внимание в “реальном времени”, времени, в котором мы все с вами живём и взаимодействуем. Времени, которое нам неподвластно.

Ускоренное время — искусственно.

Вы бы хотели жить не 90 лет, а 60 в ускоренном режиме? Думаю, нет. Ускорение забирает паузы и тишину, которые тоже являются частью жизни. Ускорение высасывает из жизни жизнь.

Замечали, что старики никуда не спешат? Они понимают ценность жизни.

Со мной работал чувак, который как-то пришёл в офис сам не свой… Его родители всю жизнь работали, чтобы накопить на путешествия на пенсию. Почти сразу после выхода на пенсию у его матери случился инсульт и туристические планы на остаток жизни пришлось пересмотреть.

Так и у вас может не быть возможности на замедление в будущем. Самое время замедлиться прямо сейчас.

P.S. Я пошёл спать свои 8 часов.