Нет, твой голос не хорош и другие установки, мешающие нам реализовываться

· 3 мин

Я с детства стеснялся своего голоса, но смог побороть эту установку.

Первое воспоминание о том, что с моим голосом что-то не так, идёт в детство, примерно первый класс. Мы играли осенью во дворе в Улан-Удэ и пацаны говорили мне “скажи рыба”, на что я отвечал им “ыыба”.

Я картавил как Ленин и это было поводом для насмешек.

Надо отдать должное маме, которая через слёзы и психи возила меня к логопеду и часами занималась со мной дома. Рычать перекатывающейся “рррр” как лев я не научился, но дразнить меня больше не за что.

Идём дальше.

Когда мне было лет 12 мы купили видеокамеру. Огромную Panasonic, как у телерепортёров, которая писала сразу на большие видеокассеты VHS, которые можно было без конвертера вставлять в видеомагнитофон. Крутая штука в середине 90х, но я отвлёкся…

Я услышал свой голос на записи и это было “что это вообще такое? Это я? Так меня слышат другие? Лучше я буду молчать на камеру…” И с тех пор на камеру я молчал.

Немного разговариваться на запись я начал только для семейных видео, которые мы начали снимать переехав в Штаты. Я решил, что для истории буду их комментировать. Получалось неплохо, но доступ к этим видео только для самых близких, кто не может осуждать по определению. Так началась работа с установкой “мой голос не хорош”.

Под 33 года Илья Муромец-музыкант слез с печи и решил сразу убить нескольких зайцев, запилив ютуб-канал о музыке. Там я говорил на камеру и боролся одновременно с мимикой и голосом. Бонусом мне нужно было готовить материал, в котором я разбирался по ходу записи видосов. Совсем бонусом я ещё и учился сведению звука. Это всё привело к выгоранию и тому, что я на несколько лет забросил музыку и блоггинг.

Дальше возникло желание сделать подкаст, но меня всё ещё смущал мой голос, поэтому долгое время я откладывал эту идею. Вплоть до 2021 года, пока Дима Сидоров, автор подкаста Уехавшие, не пригласил меня к себе на запись интервью. Мы записали и получилось очень даже неплохо. Да, там серьёзная обработка — вырезаны паузы, слова паразиты и есть другие правки, но…

Благодаря Диме и отзывам по подкасту я начал понимать, что мои проблемы с голосом, в первую очередь, сидят у меня в голове. Тогда я решил всё же сделать подкаст и, чтобы отступать было некуда, купил хороший студийный микрофон. Однако, первые попытки записать подкаст увенчались крахом. Оказалось, трындеть час на запись — занятие лично для меня сложное. Я много сбивался и терял мысль, но отступать не собирался.

На помощь пришёл дизайнер Марат Достарбеков, который предложил сделать с ним эфир в инстаграме. Я неплохо умею отвечать на вопросы (лучше, чем читать монологи), так что я воспользовался ситуацией и предложил ему записать этот эфир для подкаста. Так мы и поступили и, спустя полтора месяца, подкаст Айти Самурай увидел свет. На настоящий момент тот первый эпизод, записи которого я так боялся, прослушали более тысячи раз.

Мораль здесь в том, что в нас много чего заложили в детстве. Начиная от родителей и учителей и заканчивая сверстниками во дворе. Эти установки мы тянем за собой во взрослую жизнь и, в каких-то случаях, умираем с этими же установками, сокрушаясь, что так и не сделали то, что хотели. Необязательно доводить всё до таких крайностей.

Как показывает мой пример, некоторые установки можно пройти и без психотерапии. Надо просто начать делать, шаг за шагом, при поддержке людей, которые в тебя верят. И постепенно начнёт сниматься кожура с этого лука, от которого мы плакали. Слой за слоем начнёт открываться потрясающий потенциал, который заложен в каждом из нас.

Я хотел в заключение написать “Дерзайте!”, но понял, что это будет неправильно. Дерзать — путь отчаянный и рискованный, всё или ничего. Дерзать опасно. Дерзать страшно. Дерзать легче отложить потом.

Поэтому лучше не дерзать, а двигаться вперёд медленно, но верно. Как бульдозер, который метр за метром выравнивает говницо, лежавшее на дороге годами.

View this post on Instagram

A post shared by Илья Безделев | Чувак из Гугла (@ilya.bezdelev)