Принципы и беспринципность

· 3 мин

Когда мне был 21 год, я работал курьером в DHL.

Так вышло неслучайно.

Я запутался и не мог определиться, что мне делать. Программирование было не к душе, несмотря на профильное образование. Свой айти бизнес потихоньку приносил доход, но не приносил никакой радости. На этом фоне я упал в глубокую эмоциональную яму и несколько месяцев прозябал на дне.

В какой-то момент стало на всё наплевать, я закончил университет и мой клиент, филиал DHL Express в Иркутске, предложил мне пойти к ним работать. Там получилась запутанная история, в результате которой я обнаружил себя за баранкой жёлтого фургончика Renault Kangoo, развозящим посылки по разным иркутским бизнесам.

Это вроде как было временно, но было стыдно, потому что впридачу к классной машинке требовалось носить неуклюжую ярко-жёлтую униформу, которая становилась ещё желтее под ярким иркутским солнцем. Приходя в офисы, где работали мои бывшие однокурсники, мне было особенно не по себе.

Когда я был ребёнком, родители не угрожали мне карьерой дворника, как многим другим. Меня стимулировали на получение образования работой на стройке после эпизода на строительстве дачи. Я помогал рабочим замешивать цементный раствор, носил кирпичи и, конечно же, очень быстро устал от тяжёлой монотонной работы. Мне сказали, что надо учиться, чтобы жить по-другому.

Но в свой 21 год я жил примерно как те рабочие на стройке. Вставал спозаранку, ехал в аэропорт забирать мешки с конвертами, сортировал их с коллегами и весь день крутил баранку. А в перерывах бегал с тяжёлыми коробками по лестницам под непонимающие взгляды однокурсников, которые знали меня, как способного чувака.

Думаю, именно в тот период у меня появилось уважение к людям, занимающимся тяжёлым физическим трудом, но суть поста не в этом.

В какой-то момент я начал искать другую работу и разговаривал с клиентами, которым завозил посылки. Были люди, которые мне нравились и было видно, что они хорошо зарабатывают. Тогда мне сделали предложение быть коммерческим представителем водочного завода. Мне очень нравился директор и зарплата была неплохая, но было одно но.

Я не смог переступить свои принципы.

Ребёнком я жил в районе, где во дворе целыми днями тусовались алкаши. Я не был готов вносить свой вклад в этот мир таким образом.


Эта история вспомнилась, когда я просматривал вопросы, которые читатели попросили осветить в подкасте про МВА. Среди них был этот:

Какой бы дал себе вопрос в свой первый день в Wharton?

Ответ пришёл моментально — будь собой и делай то, что важно для тебя, только для тебя, не оборачивайся на остальных. У их свой путь, у тебя — свой.

Девять лет спустя я снова был на перепутье и снова потерял себя, попытавшись стать тем, кем я стать не мог.

Мы периодически предаём себя и свои принципы, это всегда вопрос степени и важности тех или иных принципов в определённый момент времени. Но всегда есть какой-то фундамент, внутренний стержень, который предавать нельзя. Нельзя идти на поводу денег, на поводу славы, а, тем более, на поводу общественного мнения.

Долгожданное будущее в какой-то момент наступит и в нём уже не будет тех людей, денег и впечатлений. Они станут прошлым. А в настоящем останетесь только вы со своим погнувшимся стержнем ❤️

View this post on Instagram

A post shared by Илья Безделев | Чувак из Гугла (@ilya.bezdelev)